Фантазия пана Ордыньского

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Ейск в произведениях мировой культуры. Звучит как название солидной исследовательской работы. Заманчиво и... фантастично? Впрочем, совершим небольшой экскурс в историю польского кино.

Краковский вокзал. Молодая женщина с дочерью провожают на войну бравого капитана. На вагонах - надпись по-польски: «На Москву». Это сцена из художественного фильма «Могила неизвестного солдата», снятого режиссёром Рышардом Ордыньским в 1927 году. Картина немая, с интертитрами, то есть с время от времени появляющимися на экране восклицаниями героев и пояснениями.

Подробно описывать всё происходящее в фильме не имеет смысла. Ограничусь кратким содержанием. Капитан Михал Лазовский отправился на фронт Первой Мировой, собираясь воевать за свободную Польшу. Быстро попал в плен к русским. Происходит революция. Его каким-то образом занесло в Ейск и значительная часть событий (что заняло примерно треть киноленты) происходит именно здесь. Конечно, в фильме нет съёмок на реальных ейских улицах. В двадцатые годы прошлого столетия Польша относилась к нависшему над ней с востока советскому гиганту как к потенциальному врагу. Всего несколько лет назад закончилась советско-польская война. Так что для съёмок «ейских» сцен польские киношники нашли какой-то старинный польский город (благо таких хватает). В Ейске Лазовский работает на заводе. Здесь же становится свидетелем захвата города большевиками. Поляки не упустили возможности показать бесчинства красных «во всей красе» - насилия над женщинами, трупы на ейских улицах и т.д. Лазовский попадает в тюрьму, его ведут расстреливать, но счастливым образом ему удаётся перебить своих мучителей. Далее его мотает из страны в страну, с войны на войну, из плена в плен. В конце концов капитан погибает от случайной пули польского солдата. В итоге - безымянная могила.

Фильм снят по одноимённому роману известного польского писателя Анджея Струга (псевдоним Тадеуша Галецкого). Сразу же после выхода новой ленты на экраны роман перевели и напечатали в Советском Союзе. Правда, в сокращённом варианте, как повесть «Капитан Лозовский», из которой вырезали всю антисоветчину. Подобные произведения, повествующие о «потерянном поколении», появились после Первой Мировой у всех европейских народов. Вспомним Анри Барбюса и Эриха Марию Ремарка. Российская исследовательница польского реалистического романа 20-30-х годов XX века С.Мусиенко отмечает, что в романе Анджея Струга ко всему прочему выведен образ мятущегося скитальца: «Струг одним из первых обратился к этой проблеме, создав роман-симфонию интеллектуальных странствий интеллигента». Есть подобное и в нашей литературе: трилогия Алексея Толстого «Хождение по мукам». Правда, её герои в конце концов обретают опору в жизни. А капитан Лазовский попадает в замкнутый круг и погибает.

Считается, что таким финалом Анджей Струг показал всю трагичность положения, в которое попали поляки в ходе Первой Мировой войны. Ведь польские легионеры, сражающиеся в составе австро-венгерской армии, стреляли в своих соотечественников, служивших в российской армии (Польша тогда находилась в составе Российской империи). Струг знал, о чём писал. Он сам был таким легионером и образ капитана Лазовского во многом автобиографичен. Вот только в Ейске, если судить по роману, главного героя... не было. Там Лазовский переживал российские революционные события в Москве. Был арестован и сидел на Лубянке. Далее - всё, как в фильме.

Как же появился Ейск в польской кинокартине? Сценарий к «Могиле неизвестного солдата» написал сам её режиссёр Рышард Ордыньский. Возможно, ему захотелось показать не столицу, а российскую глубинку. А может, подобно писателю Анджею Стругу, Ордыньский решил воплотить в снятой им киноленте какой-то факт из собственной биографии? Кто знает...