Идущие шальным путём

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Понятия «сектант» и «секта» сегодня у каждого вызывают отрицательные эмоции. Этому поспособствовало огромное число различных «вер», появившихся в нашей стране с началом девяностых, идеологи которых собирали богатый урожай из растерянных душ. История, как хорошая учительница, любит повторения. Население дореволюционной России буквально раздиралось между многочисленными сектами. Одну из них возглавлял ейчанин, называющий себя не много не мало живым богом.

«...Сделался страшный переполох. Главари разных губерний и областей объявили себя вождями, говоря, что батенька передал власть мне, а тот говорит мне... Образовались своего рода княжества: Воронежская губерния - Иван Марков; Донецкая область - Семён Бережнов, Устинья Ивановна; Тамбовская губерния - Матрёна Максимовна и Авдотья Максимовна; Кубанская область - Роман Лихачёв; Ставропольская губерния - Яков Клюшин; Георгиевск Терской области - Пётр Данилович Лордухин; Владикавказ - Иван Фадеев и т.п.» Так в 1886 году очевидец описывал последствия смерти Перфила Катасонова, главного идеолога раскола мощной секты хлыстов, принявшего имя «Живого бога». Его последователи называли себя духовными христианами, но за ними закрепилось хлёсткое прозвище: «шалопуты». Это вызывающее улыбку слово означает «шалый» или «неправильный путь». Так что сектантов этих народ понимал как людей, идущих по шальному пути.

В длинном списке возглавивших отдельные общины для нас интересна фигура ейского мещанина Романа Лихачёва. Он стал во главе всех кубанских шалопутов и так же, как и его учитель, возложил на себя титул «живого бога». Любопытно, что он проживал в станице Старощербиновской. Этот населённый пункт никто из исследователей как центр шалопутства не упоминает. Сектантов было много в Армавире, станицах Переяславской, Крымской, Ахтырской, Староджерелиевской, Полтавской и т.д. Действовали такие известные проповедники шалопутства, как Леонтий Макуха, К.Уклеин, А.Дзюба. Все они за указаниями приезжали в Старощербиновскую. Сам Роман Лихачёв взял на себя распространение идей шалопутов в северной части Кубанской области. Покинуть родной город, скорее всего, его заставил раскол в среде сектантов. После смерти Катасонова многие его последователи образовали ветвь, назвавшуюся Новым Израилем. Крупными центрами новоизраильтян на Кубани стали Ейск и станица Камышеватская. Видимо, все ейские в прошлом шалопуты заняли непримиримую позицию по отношению к Лихачёву и он вынужден был переселиться в соседнюю станицу.

Историю секты писать трудно. Хотя бы потому, что не хочется получить в свой адрес обвинения в популяризации её идей. Но отчего тысячи люди так стремились в шалопутство? Не сделать попытку ответить на этот вопрос я не могу. Скорее всего, большинство было привлечено в секту социалистическими идеями равенства и братства, обязательной помощи всех членов общины попавшему в беду сотоварищу. Приведу лишь один пример. В 1874 году, в период зарождения шалопутства, на Кубани были задержаны несколько его проповедников и привлечены к суду. Но уже марте 1875 года шалопуты станиц Крымской, Холмской и Ахтырской смогли выручить своих учителей из тюрьмы и взять их на поруки. Зная о подобных случаях, каждый шалопут чувствовал себя защищённым. «Сектанты устроили у себя общества взаимного вспоможения, - пишет очевидец. - Все шалопуты каждой станицы сообща занимаются обработкой полей и огородов, уборкою сена и хлеба». Комментарии, как говорится, излишни. А теперь коснусь стороны отрицательной.
«На Марию Ивановну «накатило». Она была в восторге, в исступленье... Всем телом дрожа и сжимая грудь изо всей силы, диким, но торжественным каким-то голосом запела она... Глаза её закрылись, всю её дёргало и корчило в судорогах. Покрытое потом лицо её горело, белая пена клубилась на раскрытых, трепетавших губах. Несколько минут продолжался такой припадок, и в это время никто не потревожился - и корчи и судороги они считали за действие святого духа, внезапно озарившего пророчицу». Это красочное описание обязательного ночного радения хлыстов оставил в своём романе писатель Павел Мельников, творивший под псевдонимом Андрей Печёрский. Пописывал он в свободное время. По роду своей службы этот человек был чиновником и сектоведом, лично побывал на многих хлыстовских радениях и описал то, что наблюдал сам.

Шалопуты были отпрысками хлыстовщины. И ночные радения сохранили у себя как обязательные. Известный русский психиатр Владимир Бехтерев, изучавший в конце девятнадцатого века необычные психические явления на сектантских сборищах, с тревогой пишет о том, что там «дело доходит даже до подчинения идее и воле душевнобольных». Психические эпидемии не раз случались в мировой истории, в том числе и в России. И приводили они всегда к массовой гибели людей, многочисленным умственным расстройствам. Правда, Бехтерев ошибочно считал причиной галлюцинаций и судорог у сектантов истерию, вызванную мыслью о Святом Духе, говорящем с людьми посредством бьющегося в корчах человека. Лишь позже американский терапевт чешского происхождения Станислав Гроф открыл галлюциногенную эффективность гипервентиляции. Хлыстам, шалопутам и им подобным сектантам не нужны были наркотики. Они сами научились доводить себя до экстаза на ночных радениях. Приплясывание в тесном кругу единомышленников, учащённое равномерное дыхание приводили к повышению содержания углекислоты в крови и галлюцинациям. Стоило какому-то авторитетному члену общины впасть в экстаз, за ним могли один за другим забиться в корчах и его впечатлительные, легко возбудимые товарищи. Каждый такой момент мог стать началом психической эпидемии.

«Кроме шалопутскаго заблуждения и погибели их самих, шалопуты опасны и вредны для всей России. Если шалопуты умножатся и будет война, то солдаты из шалопутов разбегутся, и чрез это произведут смятение в полках. По этой причине и правительство должно преследовать заблуждение шалопутов; тем более должно быть на страже духовенство, которое к тому обязывается и самым своим призванием». Так писал в 1882 году оптинский старец Амвросий. Большое беспокойство власти вызывало то, что шалопуты проникали в различные православные общества, пропагандируя своё учение под их мирной вывеской.
Первые робкие попытки противодействия сектантам власти начали ещё в 1880 году. Тогда была разогнана шалопутская община станицы Крымской. Но сектанты там появлялись ещё не раз. Настоящее наступление на шалопутов на Кубани началось лишь на исходе девятнадцатого столетия. Вначале это движение обезглавили, лишив самых влиятельных проповедников и руководителей. 4 сентября 1896 года распоряжением штаба Кавказского военного округа был выслан в Эриванскую губернию проповедник шалопутов отставной есаул Уклеин. Буквально через три недели, 26 сентября суд постановил «выслать Романа Лихачёва (мещанина г.Ейска, проживающего в станице Старощербиновской) в одну из местностей Царства Польского, по усмотрению Варшавского губернатора, под надзор полиции на пять лет». А 24 января 1897 года появилось «высочайшее повеление» о шалопутах Лордугине и Зубкове. Пропагандируя своё учение, они были членами обществ «Восстановления православия на Кавказе» и «Распространения Св. Писания в России». Оба сектанта также были сосланы в отдалённые области страны. Как мы видим, проблемой распространения шалопутства интересовался сам император.

Активизировалась и церковь. Во всех областях, заражённым шалопутством, работали противосектантские православные миссионеры. Из таковых известен своей активной деятельностью С. Никольский. Их стараниями многие шалопуты вновь стали православными. Так, в 1897 году исчез один из старых и крупных центров шалопутства - в станице Староджерелиевской. Тамошняя община почти в полном составе была обращена в православие.

Оставшиеся без своих учителей и руководителей, рядовые шалопуты не смогли удержаться. Их крепкие, на первый взгляд, общины развалились. Многие сектанты, как уже говорилось, попали под влияние православных миссионеров. Оставшихся поглотила близкая им по духу (тоже порождение покойного Катасонова) секта Новый Израиль.

Шалопутский «живой бог» Роман Лихачёв умер в ссылке. Ещё в начале двадцатого века шалопуты действовали на Кубани. Власти отмечали появление слабых общин в станицах Расшеватской, Кавказской, Барсуковской и посёлке Гулькевичи. Но это были последние всплески активности шалопутов.